Общественная дипломатия

"Темы для переписки кончились, и мы решили пожениться!" История любви Татьяны и Божидара Илиевых

Compressed file

Медалями "За любовь и верность" в Болгарии будет награждено 55 пар - больше, чем где бы то ни было в мире! Это не просто цифра, это 55 историй любви, сотни совместно прожитых радостей и преодоленных трудностей. Сегодня мы представляем вам историю семьи Илиевых из города Хасково. О своей семье рассказывает Татьяна Илиева, в прошлом - юный корреспондент пионерской газеты. Со своим будущим мужем она переписывалась много лет: сначала - выполняя пионерское поручение, затем - от всего сердца. Так продолжалось с 1977 по 1990 год, когда темы для обсуждения кончились, и пара... решила пожениться! Но не будем забегать вперед, слово самой Татьяне.

Старинная церковь, уцелевшая от немецких бомбежек, живописная река Неман, дворы с цветочными полисадниками,  парк с вековыми деревьями, полусохранившийся XVII-го века замок Радзивилов, новая школа, две библиотеки и люди живущие одной большой семьей. Это все про поселок Любча в Беларуси, где я родилась и росла.

Говорят, в таких местах живут художники и поэты. Поэтессы из меня не получилось, но я очень любила книги, любовью к которым меня "заразила" мама. Может быть, поэтому у меня неплохо получались школьные сочинения. Одно такое сочинение на тему „Как я провел лето” моя любимая учительница Людмила Павловна отправила в газету "Зорька". Так я стала внешатным корреспондентом. И в эту газету, и в „Пионерскую правду” я отправляла заметки о нашем поселке, о его истории, о школе, о ветеранах Великой Отечественной войны.

Однажды в класс зашла пионерважатая и сказала, что в редакцию пришло письмо с адресами болгарских школьников, которые хотят переписываться с детьми из Советского Союза. Было решено адреса раздать ученикам нашего класса. И раздали: всем мальчишкам – адреса мальчишек, девочкам – адреса девочек. И только мне дали письмо мальчика Божидара, который почему-то хотел переписываться с девочкой. Я не знаю, какие соображения  по этому поводу были у руководства нашей школы, но я тогда это восприняла как непосильную задачу, почти как наказание – одно его имя что только стоило произнести! Но, как ответственная девочка-отличница, я исправно писала болгарскому мальчику Божидару Илиеву про поселок, про школу, про погоду, про мои оценки и концерты в музыкальной школе.

Так продолжалось до седьмого класса, а затем, мы переехали в Минск, и жизнь перешла в другое измерение: новая школа, новые друзья, новые увлечения, школьная стенгазета, выступления с агитбригадой. Я перестала писать в Болгарию и думать забыла о детской переписке, хотя любимой игрушкой моего младшего брата был пушистый котенок, которого когда-то прислал Божидар. А в один хороший день я получила два письма: одно из Минского педагогического института о том, что я принята на дошкольный факультет, а другое - от болгарского юноши, который нашел мое старое письмо и решил узнать, как поживает девочка Таня. Так наша переписка возобновилась. Закончилась же она в 1990 году в минском Доме бракосочетаний: когда темы для обсуждений кончились, мы решили пожениться.

Тогда же я приехала жить в Болгарию, в город Хасково, а в 1991 году родилась наша дочка Десислава. В начале было все: и восторг, и интерес ко всему новому, и слезы, и „зачем я вообще сюда приехала?!”. Но мой муж  сделал все, чтобы я привыкла к новой жизни. Он узнал про соседку-одесситку Тамару и познакомил меня с ней. Он разузнал про хор русской песни, про клуб болгаро-советской дружбы (который в последствии стал русским клубом) и привел меня туда. Так мы познакомились и приобрели друзей, с которыми  всегда и везде, и в печали, и в радости. Это Любомир и Аня Ивановы, Марина и Антоний Дадикозян, Ирина и Валерий Запряновы, Ирина и Лучезар Сиртовы, Ольга и Георгий Илчевы, Ирина и Райко Драмалиевы  и наши болгарские „девочки” – Славея, Лозана, Татяна, Катя, Ирина, Кети. Вместе мы путешествуем, вместе проводим праздники, вместе делаем ремонты, вместе болеем, вместе радуемся успехам уже выросших детей.  И вообще, мне всю жизнь везет на хороших людей. Где бы я ни работала, куда бы я ни обращалась, мне всегда шли навстречу, всегда помогали и принимали такой, какая я есть.

Более двадцати лет назад меня приняла на работу детской учительницей Дора Петрова, которая обожает русских и все русское. Мои  коллеги приняли меня как равную и  с пониманием относились к тому, что я вначале плохо говорила по-болгарски. Теперь я заместитель директора детского сада, уже сама помогаю молодым учительницам, и многие родители даже не догадываются, что их дети ходят в группу русской учительницы. А недавно одна мама будущей первоклассницы на прощание сказала: ”Много се радвам, че моята дъщеря беше при учителката рускиня” (я очень рада, что моя дочь училась у русской учительницы). Я приняла это как комплимент всем нам, русским. 

Но ничего этого  не было бы, если бы не мой муж Божидар. Когда-то в детстве он выучил русский язык, чтобы познакомиться с русской девочкой. Потом он учил меня говорить и писать по-болгарски. По образованию и по работе он электрик, но уже знает многое о дошкольном воспитании, потому что читает и проверяет все  мои конспекты, заявления и отчеты. Наша дочка закончила университет, живет и работает в Софии. К сожалению, она плохо говорит по-русски, наверное, потому что мало практики. Она, скорее, болгарка, чем русская, но готовит по русским рецептам, смотрит русские телевизионные програмы, любит русские песни и обожает бабушку Зою. Русский стержень в ней есть!

Интересно, что я родилась и выросла в Беларуси, а называю себя русской. Может, потому, что здесь, в Болгарии, мы для них все „рускини”? Или потому ,что мы выросли в Советском Союзе, и нам было все равно, кто из какой республики приехал, ведь мы все равно разговаривали на русском языке? Или нам просто хорошо быть вместе и чувствовать дружеское плечо? А еще, просто очень приятно за тысячи километров от родного дома услышать субботним утром от мужа-болгарина : „Доброе утро, что у нас будет на завтрак?”